Воспитание личности на основе «Отечественного языка»

(взгляд со стороны программы целостного воцерковления)

прот. АНАТОЛИЙ Гармаев

Термин «отечественный язык», существовавший в русской речи до конца XIX века, сменился в следующем столетии в повседневной речи на термин «родной язык». Это вытеснение, говорит В. В. Семенцов, произошло вследствие синонимизации слов отечество и родина в общественном сознании, что последовало вслед за отказом от Бога. Сегодня, приняв крещение, человек возвращается к Богу. Ему предстоит осознать значение слова в его жизни. Слово дано только человеку, его нет у животных. Оно дано ему Богом. Поэтому язык, который складывается из этих слов, — это выражение образов, связей и отношений, заповеданных ему Отцом Небесным.

Реформы русского языка, которые производились со времен Петра I, узаконивали постепенную потерю отечественного языка, замещение его повседневным, так называемым родным языком. И только в корнях слов продолжал храниться завет Отца Небесного, завет, как человеку жить. Чтобы слышать этот завет и ради завета распознавать в словах корни, современному человеку нужны специальные занятия. В ходе таких занятий, бесед начинает формироваться новая личность. Сначала, по словам

В. В. Семенцова, языковая личность, а по мере склонения к исполнению завета в своей жизни и, особенно впоследствии, по мере его воцерковления, образуется уже собственно полноценная богоугодная и богоподобная личность. При этом в воцерковлении немалую лепту будет составлять навык души обращаться к корням слов и внимать в них наставлениям Отца Небесного. Тогда язык становится одним из серьезных средств воспитания церковного человека. Этого мы сейчас в нашем массовом воцерковлении тоже не имеем.

Одним из важных следствий такого развития личности является способность распознавать в родном языке въевшиеся в него суррогаты, несвойственные отечественному языку и оскверняющие или вытесняющие его. Это мусорные слова, матерщина, тюремный, уличный, блатной жаргон, новояз (в том числе научный и псевдонаучный), множество иностранных заимствований. Человек, усваивающий отечественный язык, не только распознает этот мусор, но избавляется от него. Изменение речи ведет к изменению сознания и далее поступков, поведения.

Вот пример из книги В. В. Семенцова «Отечественный язык как основа воспитания и обучения» (С. — Петербург, 2007.) «Слово концепция (которое стало почти родным в повседневной речи — А. Г.) не случайно созвучно словам цепь, зацепить, сцапать, capture (англ. захватить, взять на абордаж подобно каперам — морским разбойникам). Предлог con, равно как и com, есть наше со или с, как то: conseil — совет, conseince — совесть, conjunction — соединение. Корень же cep есть тот же cap, или наше цап, хап. Итак, слово concept в переводе на наш язык выходит сцап, схап, conception — сцапание, схапание. То же слова „понимать“, „понятие“. По-имать — означает брать. Однокоренные слова латинское copio — беру, наши — цапаю, хапаю, означают: имаю, хватаю, беру». (А. С. Шишков. Славяно-русский корнеслов, цитата из интернета).

Безсознательное пользование иностранными словами формирует не только сознание и поведение, но поставляет душу человека в угодное Святому Духу положение или неугодное, возможное для Его участия в человеке или невозможное.

Тем более недуховной является вошедшая уже в обиход традиция неточных слов и выражений. Характер их хорошо виден на примере современной книги для манипуляторов, в которой предлагается использовать неопределенные слова, общие фразы. Этим, говорится в ней, «вы освобождаете пространство, которое ваш собеседник по своему желанию может заполнить своими конкретными деталями, близкими и знакомыми ему (имеется в виду — через это ваша речь и вы сами становитесь приятны и близки вашему собеседнику — А. Г.) „Вам необходимо научиться говорить неопределенно“. Тревожно то, что „огромное количество неопределенных общих слов, безличных конструкций, абстрактных выражений содержится в современных школьных учебниках и пособиях» (О.Горяинова. „Научитесь манипулировать людьми!“ / Сер. Психологический практикум. М.: Феникс, 2006. — С. 95–96). Большинство научных статей и методических обоснований различых учебных курсов почти сплошь написаны именно таким языком — А. Г.

Вот пример иного, правдивого характера. «Слово здравствуйте. Здесь корень драв восходит к слову древо — дерево. Приставка с, превратившаяся в з, восходит к древнему индоевропейскому слову sam — вместе с. Внутренний образ слова-приветствия здравствуйте — это предложение собеседнику сохранять связь с хорошим деревом, с древом, приносящем хорошие плоды. В родном языке — это восстанавливать свою связь с Древом жизни, в церковно-славянском языке — с Древом Креста — вечно жить“ (В. В. Семенцов. „Отечественный язык как основа воспитания и обучения». С.-Петербург, 2007. — С. 36–37).

«Словосочетание отечественный язык этимологически проясняется как живая связь каждого „я“ с Отцом Небесным, корнесловные узы родства с предками и единоверцами. Собрание людей одного рода, звания и достоинства именуется на языке наших предков ликом; производное от лик — это личность. Соответственно, личность — это человек, связанный корнесловными узами родства с ликом предков и единоверцев. Сравни: лик ангельский — собрание ангелов одного достоинства и звания. Конкретная образность, которая стоит за словом, есть непременное условие для установления личного отношения человека к тому, что словом названо. В связи с этим потеря интереса к тем или иным учебным темам, урокам и предметам в современной школе обусловлена именно их неопределенностью, безжизненностью, буквально, без-образностью» (там же, с. 10, 13).

Чтобы вырасти верным сыном своего языка, приобщиться к его душе и причаститься к его духу, необходимо научиться осознанно, ответственно и послушно воспринимать его; соотносить свою точку зрения с языковой картиной мира. Иначе обрубание корней ради простоты написания и ускорения произношения слов приводит к массовой утрате чувства единодушия с предками (и ныне живыми святыми — А. Г.), национального достоинства, благородства и принадлежности к великой культуре» (там же, с. 35). Более того, В. В. Семенцов делает вывод: «Обучение родному языку в отрыве от отечественного может быть чревато такими отрицательными последствиями, как патологическая внушаемость, чрезмерная зависимость от чужих мнений, хамство, оторванность от действительности и риск раздвоения личности» (там же, с. 15).

Более десяти лет идет разработка программы в гимназии «Гуманитарий». С первого по одиннадцатый класс гимназисты учатся на каждом уроке всех предметов распознавать в словах, которые вводятся в речь, отечественные корни. Раз в месяц учителя, преподающие в данном классе, собираются на малый педсовет, чтобы оценить продвижение учеников в личностном росте, в поведении и успеваемости. Несогласованность этих трех показателей в ком-либо из учеников означает, что ему требуется помощь. Намечаются пути и способы помощи, в которых предлагается усилить индивидуальную работу (в присутствии класса, т. е. без отрыва от урока) над восприятием слов, над соотнесением слов с поступками и, наконец, над мотивацией к учебному процессу.

В итоге за год или несколько лет пребывания в школе ставятся задачи как перед учителями, так и перед самими воспитанниками: в поведении — прийти от неуправляемости и самоволия к послушанию, в успеваемости — от возможного полного отсутствия интереса и невидения смысла к глубокому усвоению сути, в личностном росте — от эгоцентризма к самоотдаче, безкорыстию и самопожертвованию.

Дети приходят разные, многие с задержкой личностного роста, не психического, а личностного. В успеваемости он может быть отличник, даже гений, всё схватывает на лету и быстро соображает, а по жизни окажется способным на подлость, инфантильный каприз, обман. В евангельском смысле ребенок этот непослушный, т. е. он не по-слуша-ется. Не значит, что не слышит слово, нет, он не действует по слуху. Слышит, но не слушается. В Евангелии: «Слушает слова Мои и не исполняет» (Мф. 7, 26).

Если корнесловно-смысловой метод не будет восприниматься, а всё обучение будет строиться на формальном грамматическом методе по принципу «разделяй и властвуй, или отрывайся от корней своих, не слушай, что говорят предки, а только пользуйся мертвыми схемами типа ЕГЭ» — это приведет к раздвоению личности, т. е. к шизофрении. Проявление этого мы видим уже сейчас.

Оценка личностного роста является ключевой в школе. Ради ее повышения и совершается работа с языковой личностью. В. В. Семенцов продолжает, что «она направлена на проникновение живого слова истины в сердце ребенка, чтобы оно не окаменело, но размягчилось и согрелось. Могло воспринимать не только слово человеческое, но и Божие слово, а вместе с ним и дыхание Духа Святого».

Вот вкратце суть корнесловно-смыслового метода и индивидуального подхода, применяемых в школе В. В. Семенцова.