Действие отнесения

Скорьева Л. В.:

— Сейчас, по приезде, я занимаюсь прорабатыванием материала. Последнее, над чем сейчас работает батюшка, — это задачи и общая концепция училища. В свете того, что сегодня здесь услышано, теперь нужно пересматривать и задачи, т. е. я считала, что там наработан один вопрос, связанный с жизненным путем, а теперь, оказывается, есть еще и дополнительный. Думала, что подхожу к какому-то резюме, а теперь получается, нужно все пересматривать еще в другом ракурсе. Сказать, что это огорчительно — нет, конечно, в определенном плане это даже радостно, потому что это, скорее всего, следующее действие, для меня лично в этом есть польза. Это дает новую информацию для того, чем я занимаюсь.

В свете событий, которые грядут, сейчас строить полученную информацию для меня будет сложно, хотя есть полная уверенность в том, что это направление правильное, и отступления от него не должно быть. Есть отступление в других местах, и там оно сходит на нет — это то, о чем Вы говорили — веселье, соревнительство, соревнование. Радостно, что есть такая точка зрения, что это разработано, радостно, что есть такая традиция, и она нами хранима.

Гладкова Л. Г.:

— Когда батюшка говорил о своем опыте работы, он так глубоко поднимал вопрос, что все было понятно, и появлялась ясность, что это же мы умели, это мы знаем. Но это слово, заново сказанное, в свете сегодняшней нашей жизни заставляет еще раз всмотреться в то, что, казалось бы, нам понятно. И помогает свой опыт где-то пересмотреть, и как я сейчас вижу, это как камертон с заданным тоном, который дает нам возможность услышать правильность, еще раз пересмотреть свои основания, свой опыт, свои уроки, темы. И поэтому появляется желание и возможность вести уроки именно по сообразованию. Больше конкретики теперь захотелось, конкретных действий, которыми мы владеем, и может, даже неосознанно владеем, как показали вопросы. Мы можем научиться ими пользоваться, как инструментом, обретенным в практике работы. Это конечно, радостно.

Иванов Р. Н.:

— Я сегодня услышал очень важное, — что на уроке необходима самостоятельная область времени, пространство жизни, свой ресурс, и чтобы урок был не отдельным образованием, а был в укладе, в живых отношениях и порождал живые отношения преподавателя со студентами, студентов между собой и всех их с Богом, со святыми. На этих основаниях надо выстраивать урок по его видам, чтобы ревность, у кого ее не хватает, разогревалась, а у кого достаточно, не просто толкала бы за багажом знаний, а за накоплением материала, который потом можно применять в жизни.

Воротникова Н. П.:

— Из сказанного батюшкой хотелось бы в первой части выделить отличие нашего учебного заведения не только от светских учебных заведений, но и от высших духовных учебных заведений, и рекомендацию: прежде чем поступить в высшее духовное учебное заведение, пройти наше обучение. Во второй части он говорил, что суть нашего образования в акценте на практическое применение знаний, которое пребывало в стороне от всех подходов, не только на сегодняшний день, но и во все предыдущие годы, когда студент не ставился в условия осмысления практического применения знаний, которые он получает во время занятий. А в третьей части хочу отметить, что батюшка применяет три вида урока, и каждый вид урока имеет свои плоды и свои результаты.

Утарбаев Б. Х:

— Теоретически я знал, что есть совесть и есть сердце. А потом мне открылось, что совесть, — она же в сердце, но, смотря, что подразумеваешь под словом сердце. А сегодня еще два понятия присоединились — это ревность и жизненность, вот теперь я это различу. Меня всегда интересовало, как поддерживается жизнь, жизненность. А сейчас услышал, что жизненность бывает на разных уровнях. Как батюшка сказал, у студентов — это их ревность, от которой идет жизненность, так я понимаю.

Прот. А. Гармаев:

— Проявляется жизненность в ревности. А ревность умножает жизненность.

Утарбаев Б. Х.:

— Следует обращаться к ревности и поддерживать ее, и, как батюшка сказал, — нельзя глушить ее, потому что она от Бога, это Господь сказал: Я пришел для того, чтобы возжечь. И наша задача — хранить, и еще разобраться, какая она. Конечно, жизненность страстной назвать нельзя, определение жизненности, по Феофану Затворнику, — это одно из свойств личности, лица.

Но, мы, может быть, иной раз поддерживаем душевную жизненность, или, как батюшка говорил, — адреналин. И я не сомневаюсь в том, что люди путают адреналин и жизненность как свойство личности, и что именно поддерживают современные педагоги в воскресных школах — это еще вопрос.

Я сейчас озадачился — обращаться к ревности. Потому что, может быть, и не всегда я вижу эту ревность, захваченный содержанием, радостный от содержания, якобы в жизненности находящийся, но очень важно при этом, — с чем пришли студенты, какая у них ревность? И эту ревность надо поддержать на уроке содержанием. Все-таки прямое обращение к ревности меня очень сильно озадачило. Потому что батюшка еще сказал, что, например, Сергею Мануйленко тяжело содержательно работать, но когда обратились, как я понял, к его ревности, а может быть, к его жизненному призванию, когда и ревность тоже побуждается, то он ожил, стал действовать. И был даже активнее, чем те, которые, как личности, внешне содержательные.

Важно обращение к личности. Но сейчас я услышал практический аспект, что в укладе, если обращаются к жизненному призванию именно в добродетелях, на уроке о добродетелях, то они тоже рождают добродетели. Ведь сыновство, например, имеет в себе почитание к родителям и так далее.

Тема сообразования — с кого брать пример. В связи с тем, что я преподаю Новый Завет, заповеди блаженства, мне услышалось, что не может быть человек кротким, если в нем нет почитания, т. е. нет исполнения ветхозаветной заповеди. Не может человек и услышать заповеди блаженства. Он может их уловить на содержательном уровне, но не сможет их воспринять по потребности уподобления, не имея ветхозаветных заповедей, не имея именно укладной жизни с потребностью делать жизнь с кого. Он будет самореализовываться, но как личность не сформируется никогда, потому что это с Богом надо делать и в почитании старших. А сегодня на уроках именно поддержание ревности происходит, от почитания до восхождения к иным добродетелям. Хотелось бы, конечно, побольше в этом разобраться. Сам я пока только приближаюсь к этому.