15503 Дактилоскопия (продолжение 10 )

Батюшка, благословите! Меня интересует является ли процедура дактелоскопии грехом? Меня на работе заставили сдать отпечатки пальцев, это было обязательным для всех сотрудников нашей компании. И еще, для прохождения предрейсовый медицинских осмотров всех сотрудников, в медицинском кабинете установили аппараты на которых все проходят медосмотр(там считывается сетчатка глаза, пульс, давление и др параметры.

Отвечает протоиерей Анатолий Гармаев:


Периоды истории

Теперь можно назвать периоды в историческом движении человека и человечества. В Раю Адам и Ева — период богозданной чистоты и жизни в саду Творца своего — Бога. В единении и согласии с Ним.

Грехопадение, утрата личности, воцарение индивида, в столь глубоком отрицании себя, Бога и ближнего, что в условиях Рая не только невозможно было возстановление человека, но возникла опасность навсегда закрепления падшего состояния. «И сказал Бог: как бы не простёр он руки своей (от живущего самореализацией индивида это возможно ожидать), и не взял также от древа жизни и не вкусил, и не стал жить вечно» (Быт. 3,22). То есть, оставаясь преступником послушания, преслушником, вошёл бы прежде времён в вечную, но не муку, а жизнь. И тем сравнялся бы с падшими ангелами, оставаясь владельцем всего творения. Это владычество над творениями Бог дал прежде Адаму и Еве: «обладайте и владычествуйте рыбами, птицами, животными. Я дал вам всякую траву и всякое дерево». (Быт. 1, 28–29). И Псалмопевец вторит: «поставил человека над делами рук Своих, вся покорил еси под нозе его, ничто же остави ему непокоренно». (Пс. 8,5–7)

Бог изгоняет Адама и Еву из рая. Изгоняет несущих в себе непреодолимую в самом себе порчу. Индивид вместо личности наполняет землю. С этого времени на всём протяжении истории движутся на земле две ветви людей — сохранившиеся в начатках личности и отрекшиеся от неё совсем. По изгнании начинается период патриархальности семей праведной части Израиля. Патриархальности, потому что Господь был с ними. Вместе с этим по всему лицу земли идут семьи, подобно Каину, предавшие Бога и всё дальше и больше отступающие от Него, поклоняясь иным богам.

Ко времени пришествия Христа на землю патриархальность гаснет в израильском народе, потому что народ отступает от Господа. Наступает в Израиле и давно уже наступило в других народах время мужской самореализации, тирании и сближения между собою масс людей во всём человечестве. Израиль всё больше своим состоянием уподобляется остальным народам мира, почти сливаясь с ними в единую религиозность, враждебную Христу. Индивид, попирая в себе личность, разворачивает во всей истории кипучую деятельность по всем трём своим свойствам. Ему нет дела до праведности, он даже не подозревает о святости. Он делает свои дела на земле. Самореализация во всём мире созидает и разворачивает культуру. Тирания устраивает среди народов постоянные войны. Объединение, сближение людей мимо Духа Святого создаёт империи, занимается передвижением масс людей по разным континентам, сближает и смешивает народы. Так развивается линия отступления от Бога, движения народов мимо Христа. В том числе и в самом Израиле.

Но Бог продолжает «соблюдать Себе народ избранный». Патриархи, пророки, праведники. Во времена пророка Илии — семь тысяч невидимых для всех и даже для Илии, но знаемых Богом и соблюдаемых Им во внутренней праведности. Давид, Соломон, Иоаким и Анна, в которых народ, живущий рядом с ними, ничего божьего не распознавал. Такова сила осуждения и заклеймения, если кто это делает. Она делает людей слепыми друг ко другу. Затем прав. Иосиф и Матерь Божия, настолько не распознаваемые в народе, на вид как простые сограждане, как и все вокруг, что переночевать готовую вот-вот родить чету никто и не подумал впускать в дом. Родился Господь в хлеву.

Так и в первые времена христиане распознаваемы были только как странный народ с новой религиозностью, в которой не узнавались никакие обетования. Такова сила предубеждённой религиозности, удерживаемой человеческим мировоззрением и сознанием, испорченном в своей основе самообольщением. Даже страшное событие разрушения Иерусалима и гибель двух миллионов израильтян для остальных было потрясением, но не отрясло от самообольщения.

Православие начинает расширяться по земле, но вместе и оскудевать благодатью. И вновь неприметно для всего человечества, и малозаметно для самих христиан начинают уходить от массы народа, уходить по одному, уходить в пустыни, в отшельническую жизнь тысячи Богом «соблюдаемых Себе» верных христиан. Начинается в 4-м веке монашество. Невидимое, неслышимое, неприметное для мира. И уже позже часть монашествующих соединяется в общежительные монастыри.

Подобные процессы происходят и в Древней Руси. Призывом и повелением князя Владимира крестится Русь. И две ветви событий разворачиваются в её истории. Одни, движимые энергией индивидов, в трёх их свойствах, делаются причиной бурных событий выживания во время татаро-монгольского ига и в конечном итоге победы над ними. Затем борьбы князей за власть, волнения народной толпы, бунты, в которых проявлялась самореализация и тирания бескультурной массы народа, объединения в многолюдные движения вокруг своих лидеров — Разина, Пугачёва, других, ярость, крушение, разбой, крестьянские волнения из-за новых реформ. Вместе с этим самореализация Руси и России создавала свою сначала христианскую культуру, отчасти самобытную, а со временем всё более смешиваемую с западными образцами. Так развивалась и развивается первая ветвь событий.

Вторая ветвь имеет тот же характер, что было и есть во все времена на всём православном востоке и в православной Европе. Отшельничество, затворы, тихая и скромная жизнь в многолюдных монастырях, при видимом епископстве скрытое подвижничество, почти схима, странники, юродивые, благочестие во всех слоях общества с верностью Христу, Церкви, преданностью семье, крестьянской общине, Отечеству. Во всём — христианская сила веры, любви, упования. Во всём — крестоношение, жизнью читаемое Евангелие и чаяние Царства Небесного в будущем веке. Во всём — в кротости, смирении и молитвенности лелеяние Царства Божия внутри себя. Царства, обретаемого в каждом таинстве. И так — до нашего времени и дальше, сколько ни предстояло ещё жить на земле.

Что же происходит в первой ветви событий, в которой индивид реализует себя?

Мужской индивид после бурных событий разных проявлений тирании на всех уровнях общественного устроения смещается в сторону самореализации в ремесле, предпринимательстве, разных направлениях культуры, армии, флота, по третьему свойству индивида — в усилиях объединительных, создания во всей Российской империи государственных структур и образований.

Вся эта деятельная доминанта ведёт к оскудению во всех слоях общества религиозной ревности, на фоне общего опадения мужской силы и характера. Мельчает мужское население России, гаснут в нём нравственные силы, кроме тех моментов, когда нужно встать и подняться на защиту Отечества от внешних сил. В мирное время и время внутренних междоусобиц и гражданской войны много худого, тёмного, предательского открывается в людях.

Во всех этих внешних и видимых событиях всё большую силу приобретает отвержение и отрицание индивидом личности в себе, незаметный для сознания перевод отношений с Богом из отношений веры, в простую религиозную функцию, которой постепенно отдаётся время и место по остаточному принципу у одних людей или в рамках распорядка, удерживаемого религиозным долгом у других. Отношения с ближними и соотечественниками переводятся из области заповедей в область общественных механизмов, регулирующих поведение людей — чувство приличия, правила поведения, душевный страх опрофаниться. Это укрепление позиций индивида перед личностью из поколения в поколение приобретает всё более характер закрепления навсегда. Индивид делает себя недосягаемым для Бога, но открытым для некоторой подмены в себе религиозным оживлением. Такое оживление религиозности независимо от вероисповедания нужно антихристу. И дух времени сегодня активно трудится над этим во всём мире.

Что же происходит в России в первой ветви развития событий?

В 17-м веке начинаются в мире порывы женской самореализации и тирании в высших органах власти. В России в это время на царский трон восходит Софья Алексеевна на время малолетства двух царей братьев Ивана V и Петра 1-го. Через 7 лет её сменяет Пётр 1-й, а после него в 17-м веке начинается сплошная полоса женского самодержавия в России.

При ослаблении нравственных сил в мужском населении России доминирование женщины начинает с высшего слоя общества проникать в народ. Тревогу об этом поднимает Островский, написав драму «Гроза», где девица настаивает на своих греховно-индивидных правах вплоть до самоубийства. Брожение умов в обществе, чувственных стихий в молодёжи в конечном итоге, особенно с революцией 17-го года, высвобождает женщину из патриархального уклада и даёт ей равные права с мужчинами. Активно и неудержимо, как знамение времени, начинаются процессы, которые получили название «эмансипации женщин». Раньше такого названия не было, потому что явление такое для России, да и для всего мира совсем новое.

Получив равные права с мужчинами, женщина получает личную свободу в тирании и самореализации. При этом патриархальный и богозданный образ жены в одних предан теперь забвению, у других с возмущением отвергнут, третьим просто привычно и удобно оставаться в создавшемся положении вещей. Семья, утратив силу патриархальности, активно разрушается. Её удерживают только плотяно-чувственные, душевные и материальные отношения. В борьбе индивидов за права, власть и доминирование в семье, это слишком слабые заступники того, что Бог ждёт от семьи.

С рождением детей женская самореализация и тирания вся поворачивается к чувственным отношениям с детьми. До такой степени, что мужья с какого-то времени делаются не очень нужными, потом становятся помехой в обладании детьми и в итоге не нужными совсем. Трагедия в том, что мужьям, утратившим нравственное в себе, в котором только и лежит образ и сила мужа и отца, такое положение вещей для многих оказалось на руку. Ещё со школы и с детских лет, проведённых в такой же безсильной и безобразной семье, сделавшись людьми средними или внешними, они даже уже не ищут в себе внутреннего нравственного человека.

Мамочки и мамы, разведясь с мужьями и оставшись один на один с одним-двумя детьми, если иногда и говорят, что детям нужен отец на один день в неделю или в две недели, но реально не понимают, зачем. Чувство подсказывает, но разумения и сознания уже нет. Сами мужья присутствуют в семьях уже не ради отцовства и не ради того, чтобы быть мужем в его нравственно-внутреннем устроении. Биологические, душевные и материальные обязательства и потребности, и религиозная связанность венчанием — это единственные удержатели семьи. Увы, во многих случаях до поры до времени.

В несостоявшихся семьях, где нет отцов, или полу-состоявшихся, где отцы есть, но они не отцы и не мужья, в условиях доминирующих детского сада и особенно школы, в окружении женщин в семье и вне семьи, в школе, а у современного детства нет другого окружения, кроме женского дети растут не имея живого образа матерей и отцов. Вместо матерей — мамы или мамочки, которые живут чувственной привязанностью к детям, превращая их в предмет чувственного потребления, без которого у них и жизни нет. Вместо отцов — в лучшем случае папы. Папам свойственно жить, как и мамам, сегодняшним состоянием детского развития и детских дел. Но и на это у большинства пап хронически не хватает времени. Они не хозяева своего положения на земле, тем более в исторической перспективе. Но и папы — редкость, больше кто сегодня есть, это есть папочки, прилепившиеся к детям чувственными отношениями. Сами они кроме них в своём детстве ничего другого и не знали. И то, если у них были собственные папочки. Сегодня большинство детей без пап растут.

Женская эмансипация захватила всё пространство жизни детей, отодвинув мужчин, мужской образ и мужскую силу в небытие, в нечто не существующее. И тогда на этом фоне в жизнь детей, подростков и молодёжи ворвались экранные образы ковбоев, суперменов, единоборцев, злодеев, развратников, суперзвёзд полуженского вида. Свято место пусто не бывает. Детство и отрочество прилепилось к этим образам, не имея что им противопоставить. При том, что в их окружении живых мужчин, которые хотя бы на какое-то время были бы заняты ими, таких мужчин нет. Образ живых мужчин — это взрослые люди, занятые чем-то своим, и им нет дела до незнакомых для них детей. Они стремительно бегут мимо в своих машинах, в метро, на улицах. Никуда не бегут только группы пьяниц, да валяющиеся с перепоя. Но и они живут не о детях, отроках, юности. Что делают взрослые мужчины на предприятиях, в учреждениях, какие они там и кто они там, этого детство и юность не знают. В итоге из поколения в поколение формируется человек, ничего не подозревающий о внутреннем нравственно-трудовом человеке. Взрослые мужчины не подозревают о таких детях, дети и отроки не подозревают о таких мужчинах.

Разделяй и властвуй. Так действует дух времени. И все, кто с ним согласны, чтобы его силой добиваться своей успешности и своего успеха в мире сем. И это независимо, где — в Церкви, в ограде Церкви или вне её.

Так период женского равенства с мужчинами, время женской эмансипации — тирании и самореализации — т. е. потери Божьего образа жены, подготавливает период следующий — молодёжной свободы. Возраст 17–35 лет делается ведущим в мире. Сейчас старшее поколение предоставляет им все права, возвышает их, открывает возможности деятельной самореализации, активно поддерживает молодёжные объединения, в допустимых рамках. Придёт время, и тирания юности вырвется на свободу. И это будет юность не просто внешнего и среднего человека, это будет юность, сформированная в интернет развязках сегодняшних интернетных зрелищ, общений и технологий. На это направлена сегодня вся компьютеризация не только жизни, но особенно компьютеризация детства. Не только школьная и вузовская компьютеризация, но особенно компьютеризация младенчества до семи лет. А этой компьютеризацией заняты уже мамы и мамочки, папы и папочки в семьях и в родственных подарках друг другу разных компьютеров и телефонов. И это на фоне утраты в детях и отроках всех пяти свойств сыновства.

Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало в итоге обернётся тотальной катастрофой человечества. Но этого не слышит внешний и средний человек, да и не может слышать. Он жизнью о другом и другим живёт.

Тайна зла

В происхождении ангелов и людей лежит непознаваемая нами страшная тайна зла и беззакония. Священное Писание говорит о трёх видах происхождения: творение, произведение и рождение. Ангелы и первый человек Адам сотворены. Ева произведена от Адама. И дети не сотворены, не произведены, но рождаются от родителей. Во всех трёх случаях происхождения Бог по Своей совершенной благости и любви дарует происходящим дар совершенной свободы. Малейшее ограничение этой свободы немедленно прекращало бы всесовершенство любви Бога. Но всесовершенна любовь Бога и совершенна свобода, дарованная Им ангелам и людям. Поэтому ангелы и люди в этом даре свободы имеют возможность направлять свою жизнь во всех четырёх её направлениях: вперёд-назад, направо-налево.

Вперёд — это оставаться в любви Божией, «и в любви Моей, — говорит Господь, — как и Я пребываю в любви Отца Моего». (Ин. 15,10). Назад — это жить «по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления». (Еф. 2,2). Направо — это «приклоните ухо и послушайте моего голоса (пророка)». (Ис. 28,23), «племя Мое» (Ис.51,4), «приидите ко Мне». (Ис. 55,3). Тогда на Страшном суде Господь «поставит овец по правую Свою сторону, а козлов по левую». (Мф. 25,33). Налево — «завет Мой, завет жизни и мира, и Я дал его Левию (от которого происходит одно из колен левитов, поставленных Богом на священническое служение), дал ему для страха и он боялся Меня и благоговел пред именем Моим, в мире и правде он ходил со мною и многих отвратил от греха, он вестник Господа Саваофа. Но вы уклонились от пути сего». (Мал. 8,4–6,8), как и »некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли скорбям». (1 Тим. 6,10).

Часть ангелов, будучи духами, в едином акте возстания тем, чем они были, возстанием духа отпали от Бога. Ева в свободе произволения скользит умом и совестью в соблазн, сплетаемый змием в разговоре с нею. Соблазн превращается в порчу совести и в неразумеваемую для нас и незаметную для самой Евы перемену личности в индивид. С этим и в таком состоянии обращается Ева к Адаму. Силою соблазна, исходящего от испорченной совести и ума, она соблазняет, т. е. приводит к порче стремления Адама. В согласии с нею он уклоняется от единения с Богом и в поступке преступления заповеди Бога порывает отношения твари со своим Творцом. Он делает это силою стремления к соблазну «быть как боги». Делает в свободном произволении. В итоге рождается в Раю произвол твари, не изменяемый уже никакими силами и действиями. Если только Сам Бог в лице Сына Божия, в лице Творца, не совершит искупления Адама из этого греха.

Дети же, рождаясь от родителей, как индивид от индивида несут в себе возможность вступать в пререкания с родителями и с подросткового возраста, когда пробуждается в них стремление к самостоятельной жизни, они в своём свободном произволении могут пойти в любое из четырёх движений жизни — вперёд-назад, направо-налево. Мы видим, как в наше время начинается и нарастает в подростковом и юношеском возрасте почти сплошной произвол. Без сыновства, мимо отцовства и материнства. С глубоким неведением в развращённой своей душе патриархальности, верноподданности и святости.

Так вместе с сотворением открылась способность возстания и отпадения части ангелов от Самого Творца. После произведения Евы из чресл Адама открылся соблазн и сила его в отношениях Евы и Адама. Ева оказалась сильнее. Как и ныне индивидная тирания и самореализация женщины в близких и личных отношениях с мужчиною и с его тиранией и самореализацией оказывается средствами женского соблазна сильнее. Это явно среди взрослых, но ещё более откровенно и прямо происходит в обращении между собою девочек и мальчиков в школе. А в последние пятьдесят лет порча, производимая чувственным соблазном, вошла в отношения мамочек и их сыночков, уничтожая в последних все возможные и невозможные мужские силы. В результате этим сыночкам уже и 30, и 40 лет, а они всё ещё недееспособные мужчины. Неудивительно происходящее отсюда такое масштабное изменение половой ориентации в современных людях.

И наконец, само рождение детей от родителей несёт в себе возможность пререкания детей с родителями, завершающееся тем же, чем закончились отношения части ангелов с Богом. У ангелов — отпадением, у детей — произволом.

Но собственно суть страшной тайны беззакония не столько в этом, сколько в возможности в недоведомых глубинах человека оборота его свободы от личности к индивиду. Оборот свободы. Никто не знает, как он происходит. Никто не знает, в ком может он произойти, в ком нет. «Мы не знаем, о чём молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, всё содействует ко благу.

Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего». (Рим. 8,26–29). В этих словах апостола ничего не говорится о самой тайне беззакония и о том, почему и как остаются те, кого она не коснулась. Апостол говорит только о том, что знает, в ком совершился превратный оборот свободы, а в ком нет, что знает только Бог.

В Деяниях есть слова: язычники «уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни». (Деян. 13,48). То есть сохранились в возможности личности помощью Божией возстать из плена индивида. Оборот свободы в сторону индивида хотя и совершился в них как акт грехопадения Адама и Евы, однако не был самодовлеющим. Власть и сила соблазна, соблазнять и быть соблазняемым, хотя и вошла в них, однако не стала абсолютной.

В Деяниях же «Анания, муж благочестивый, сказал Савлу: „Бог отцов наших предизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его. Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса.“. Когда же я, (говорит апостол Павел) возвратился в Иерусалим и молился в храме, пришёл я в исступление и увидел Его (Христа), и Он сказал мне: „поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне. Я пошлю тебя далеко к язычникам“. (Деян. 22.12–14,18,21). Здесь мы въяве слышим о тех, в ком произошёл оборот свободы и привёл к неизменной власти тайны беззакония, а в ком произошёл всё же с возможностью изведения из неё.

Апостол Пётр в Деяниях говорит о себе и десяти учениках, кроме Иуды, называя всех „предизбранными от Бога, которые с Ним ели и пили по воскресении Его из мёртвых“. (Деян. 10.41).

Пророк Иезекиль говорит: „И было ко мне слово Господне: если и четыре тяжкие казни Мои: меч, и голод, и лютых зверей, и моровую язву пошлю на Иерусалим, чтобы истребить в нём людей и скот, и если бы нашлись в этой земле три мужа: Ной, Даниил и Иов, — то они праведностью своею спасли бы только свои души, и не спасли бы ни сыновей, ни дочерей (той земли).“. (Иез. 14,21,14,16). „И тогда останется остаток, сыновья и дочери, которые будут выведены оттуда. Они утешат вас, когда вы увидите поведение их и дела их; и узнаете, что Я не напрасно сделал всё то, что сделал, говорит Господь Бог“. (Иез. 14,22–23).

«Итак, молитесь, чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера». (2 Фес. 3,2). Так завершает эту выжимку апостол Павел.

В итоге в силу оборота свободы на небе явилось два вида ангелов, верных и падших, на земле — два вида мужей и жён: патриархальных, верноподданных, живущих святостью и противоположных тому, и два характера детей, первые из них Авель и Каин.

Продолжение следует